Мышь по имени Гуашь

Гульшат АБДЕЕВА


Мышь по имени Гуашь жила в старом пне на опушке Сизого леса. Дружила с соседями – бельчонком Севой и ежом Герасимом. По воскресеньям стирала половички и пекла малиновое печенье. Гуашь была обычная мышь и любила тишину и скромность. К этому её приучила бабушка – церковная мышь. А ещё Гуашь любила приключения и надутые паруса, как и её дедушка, Старший Корабельный Мышь.

– Почему я такая противоречивая? – жаловалась она Герасиму. – С одной стороны, век не покидала бы нашу опушку, а с другой – интересно ведь, что там дальше? Иногда мне снится скрип вёсел и незнакомый арбузный запах.

– Пока не попробуешь – не узнаешь, – кротко отвечал мудрый ёж.

Гуашь вздыхала и плотнее куталась в бабушкин платок. Летом ещё ничего, настоящая жажда приключений настигала её в сентябре. Хоть закрывай ставни, вешай на дверь замок и беги прочь.

– Какие путешествия, в спячку пора, – добродушно ворчал Герасим.

– И запасы готовить! – тараторил бельчонок Сева.

Мышь в ответ молчала. Кладовка её была полна ещё с августа. Шторки на окнах давно висели осенние, а летние фартуки спрятаны в самый верхний кухонный шкафчик.

Перед тем как зарыться поглубже в нору, Герасим принёс подруге свёрток.

– Никак лапы не доходят, расскажешь, что там весной.

И ушёл. Мысленно он смаковал уже десятый сон. Сева свесился с ветки ближайшей сосны, чтобы разглядеть подарок. Но тут же фыркнул и убежал. Его мысли скакали так быстро, что ни одной книжке не успеть, а в свёртке была именно книга. Бледно-коричневая, с поблёкшим золотистым узором по краям.

Гуашь не читала ничего, с тех пор как закончила мышиную школу. На отлично, между прочим. Как пишутся слова: «хлеб», «окорок», «зерно» и «яд», усвоила крепко, а больше от мышат и не требовалось. Зато теперь, когда мёрзлая земля заставляла поджимать лапки, а беспокойство в груди лишь росло, села за книжку.

Той зимой ежа Герасима впервые разбудили.

– Герасим, эй! – толкала его мышь. – А ещё есть?

Ёж невнятно буркнул, ткнул лапой в сторону книжного шкафа и снова свернулся в клубок. До весны Гуашь перетаскала всю ежиную библиотеку. В апреле по традиции они с Севой встретили Герасима на полянке, накрыв стол. Мышь наварила морса из замороженной смородины, испекла пирог.

– А ты изменилась, – аппетитно чавкал Герасим, – больше никаких противоречий?

Гуашь молча подливала ему морс и мечтательно смотрела на горизонт. Ещё с января она насушила сухарей и начала собирать мешочек для дальних странствий. Для начала в соседний лес или даже на озеро за ним. А потом кто знает, ведь с книжками Гуашь побывала везде-везде, и ей больше не было страшно. Почти.

«В конце концов, не обязательно покидать дом навсегда, – думала она, – к вечеру можно и вернуться».


Рис. М. ВОЛКОВОЙ

Просмотров: 32Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

Обложка

Бруня